Пресса о водителях СЗАО «БЕЛТРАНСЭКСПЕДИЦИЯ»

19.01.2016 10:30:00

Интервью с водителями СЗАО «БЕЛТРАНСЭКСПЕДИЦИЯ» после вручения Почетных дипломов МСАТ.
14 водителей СЗАО «БЕЛТРАНСЭКСПЕДИЦИЯ» получили Почетные дипломы МСАТ за 2015 год.
Интервью с Яковлевым Виктором Викторовичем можно прочитать ниже.
Виктор Яковлев: «Этак работа – часть моей жизни»
Водитель компании «Белтрансэкспедиция» Виктор Яковлев – дипломант МСАТ. Было бы неразумно не воспользоваться возможностью побеседовать с настоящим ветераном перевозок, и, как впоследствии оказалось, членом очень необычного экипажа…
- Случалось в дороге встречать Новый год?
- Случалось. В 2013-м оказался во Франции. Первого января уже ехал обратно, а второго января – выгружались. Жаль, на новогоднюю Францию посмотреть не довелось…
- Не надоела такая работа – ни праздников, ни выходных?
- Не надоела. Главное, что она есть – это само по себе хорошо.
- Прикидывали, сколько километров за плечами?
- Если учесть, что с 1986-го года работаю в междугородних перевозках, а с 1994-го – уже в международных… Получится не один миллион.
- Что вы можете сказать о коллегах, которые тоже получили Почетные дипломы?
- Они – основной «костяк» предприятия. Это люди, которые уже давно работают здесь, в том числе и оба моих напарника, которых я знаю практически с 1986-го года. Мы вместе трудились сначала на одном предприятии, а затем вместе перешли на «Белтрансэкспедицию». Вообще, это уникальный случай: весь наш экипаж – я, Дмитрий Зарубайко и Юрий Савочтюк – получил Почетные дипломы МСАТ. Рад за товарищей. Мы из одного города, дружим семьями. Когда вместе 9 лет работали на одной автобазе. На работе, конечно, всякое бывает, и конфликты тоже, но между нами – почти никогда, а любые возникающие вопросы – решаемы.
- Расскажите о себе…
- Профессия водителя нравилась с детства. Мой дом стоит около дороги Минск-Брест, где ходили машины «Совтрансавто», их было видно из окна. Рисовал немного, и чаще всего это были большегрузные автомобили. Потом, в 9-10 классах, изучал автодело, получил водительское удостоверение. После школы трудился сначала автослесарем, потом ушел в армию – там фактически два года работал водителем, водил 375 КрАЗ, «Урал». После армии, в 1986, пошел работать на автопредприятие. Как молодой специалист, получил тогда сразу ЗИЛ-130. После развала СССР пришлось уволиться и вместе с товарищами перейти на другое предприятие. За девять лет опыт был накоплен немалый, причем не только в вождении, но и в работе с сопроводительными документами. К тому же мы Россию уже знали всю, Беларусь – тоже. Тогда предприятие только образовалось, можно сказать, что в «Белтрансэкспедиции» мы всем экипажем работаем с момента ее основания.
При всем, при том с благодарностью вспоминаю своего школьного преподавателя по автоделу Степана Григорьевича Стародубова – именно он привил мне любовь и интерес к машинам. Мы с ним и сейчас видимся, поскольку живем рядом. Как помниться, после девятого класса вместе с преподавателем делали капитальный ремонт двигателя ГАЗ-52. Летом в школе практика, и, вместо того, чтобы грядки копать, Степан Григорьевич забирал нас к себе, где мы делали учебные пособия, разбирали для этого моторы, например.
- На какой работаете технике?
- Начинал с МАЗа. Ездил на нем даже в Германию. Это потом оказалось, что пересесть с МАЗа на МАН – как попасть в другой мир. А тогда эти машины полностью всех устраивали. Да и МАЗы сегодня уже не те, что 20 лет назад. А в чем-то, у «того» МАЗа были преимущества перед иномарками. Например, эта машина проще в обслуживании, там все понятно. А у МАНа – электроника, в которую «с руками» не влезешь. К слову, на МАЗах мы ездили даже в Испанию. Машина все выдерживала – и морской климат, и высокие температуры…
Мой первый рейс был в Словению. 1994-й год. Мы возили мебель для своей фирмы, которая только начинала развиваться. Ездили вдвоем на одной машине. Для напарника это был тоже первый рейс, но добрались без приключений, хотя предрейсовый инструктаж был своеобразный: «Вот карта, рации – в машине. Вперед!» Где-то спрашивали местных жителей – как куда проехать. Но однажды… Тогда в качестве страхового сертификата имели «Зеленую карту». А в бывшей Югославии действовала «Синяя карта», которая стоила 600 долларов – огромные деньги по тем временам. «Зеленая карта» у нас была, а о существовании «Синей» мы даже не знали. И вот однажды, во время проверки на дороге и досмотре груза, нам сказали, что «Зеленая карта» не действует, и надо покупать другую. Однако, видя наше недоумение, а также принимая во внимание, что груз – мебель – мы везем себе, а не в третью страну, инспекторы отпустили без штрафов  и претензий.
Сейчас ездим в Германию, Бельгию, Голландию, Данию, Францию… Вспомнился случай, когда возили сборные охотничьи домики из оцилиндрованной древесины. Тогда француз, хозяин груза, предложил зачем вам ехать через Испанию. Езжайте через Андорру! – так намного короче, и вообще, там такая красота, горы…
Да, горы были красивыми. Но когда на одном из участков серпантина я увидел в зеркале… номерной знак своего прицепа… Честно скажу, очень захотелось еще раз встретиться с тем французом и поговорить с ним по-мужски. Хорошо, что мой паровоз может «складываться». А вот автопоезд с полуприцепом там бы не проехал.
- Школьного наставника по автоделу можно назвать вашим наставником. А будут ли у вас преемники?
- Сын. Раньше он работал со мной. Сейчас у него есть своя машина, свое дело. Правда, работает он по Беларуси. Тем не менее, как водитель-международник он состоялся. Знает многие страны. Но захотел стать самому себе хозяином. Советуется со мной, конечно. Сейчас на своей машине невыгодно работать, потому что ставки упали. Любая отсрочка платежа за перевозку может стать причиной банкротства.
- Свои знания лично приходилось применять на практике?
- Европа. Стоянка. У меня порвался ремень генератора. Поднимаю кабину. Коллега немец подходит и говорит: «Нихт арбайтен! Сервис телефонирен!», а я ему показываю на себя: «Их сервис!». Сам привел все в порядок, опустил кабину, завел двигатель – контрольная лампочка погасла. Про себя отметил, извините за нескромность, что на кое-что гожусь..
- Какие маршруты уже освоены и есть ли «на горизонте» что-то новенькое?
- Рейсов от предприятия на Ирак пока еще не было, но у нас насколько я знаю прорабатывается это направление. А все лето мы возили стройматериалы из Минска в Баку. В Беларуси грузимся в сторону Европы пиломатериалами. Челябинск, Екатеринбург, - оттуда металл. Тяжелее всего работать с грузами, которые не упакованы. Или упакованы плохо. Негабариты – тоже неудобно. Разбираем свой прицеп, одной платформой везем. Проблемы бывают с таким грузом, особенно в Германии. Ездим с сопровождением. А немцы цепляются за все, что касается безопасности.
- Как считаете – современная большегрузная техника уже позволяет, чтобы за ее руль села женщина?
- Вполне. В Европе это уже обычное явление. Видел, как виртуозно загоняла задним ходом под загрузку автомобиль с прицепом женщина-водитель в порту Гамбурга. Скажу честно, мне этот маневр удался с пятого раза. У нее все получилось с первого.
- Говорят, что российская система оплаты дорог «Платон» еще недоработана, дает много сбоев…
- Лично мне с этим сталкиваться не приходилось, я даже не встречал на федеральных трассах машины контроля оплаты. Но коллеги, которые уже «познакомились» с этой системой поближе, рассказывают, что ей не хватает гибкости. Например, при движении по дорогам Германии ты можешь в любой момент аннулировать свой прежний маршрут и задать новый. В России такое невозможно. А ведь в пути бывает так: бортовой компьютер сигнализирует: впереди, на перевале, снегопад. И есть другие дороги, по которым ты можешь его объехать, но… не имеешь права. В результате все может обернуться даже многодневным простоем. То есть, аннулировать свой маршрут по российской дороге можно только до начала перевозки.
- Кухни разных стран имеют свои особенности. Какую бы выбрали вы?
- Польскую. Но даже там надо знать, где остановиться перекусить. Как это сделать, меня научили местные водители: «Если пан хочет хорошо покушать, то пусть останавливается там, где стоит много «самоходов» с польскими номерами – будет и недорого, и вкусно». Это раньше Польша была «заграницей», а сейчас туда въезжаешь как к себе домой. В разговоре поляки иногда спрашивают, мол, наверное, пан жил тут? А все немного проще. За столько лет работы и общения узнаешь людей и страну очень хорошо.
- Традиционный вопрос: об увлечениях в свободное время. Если оно есть, конечно.
- Летом рыбалка, походы с палатками. Ездим на Браславские озера, на Нарочь. У моей жены брат – рыболов, вот и я с ним. Приезжаю из рейса – меня из грузовой машины пересаживают в легковушки – и поехали!
Сейчас люблю еще гонки на грузовиках посещать.
- Что самое трудное в профессии?
- Очереди на границе. Бывало по двое-трое суток стоим…
- А что нравится?
- Эта работа уже часть моей жизни.
- Как относится к вашей профессии жена?
- Уже спокойно. Даже отправляет в рейс, когда «засиживаюсь» дома…